gototopgototop
Группа "Вконтакте"
Рассылка новостей
Поиск

Расширенный поиск
Ключевые слова


Село Сушки. История и современность PDF Печать E-mail

Небольшое село Сушки расположено в одном из красивейших уголков Рязанской области на берегу речки Кирицы, правого притока реки Прони, в 60 км от Рязани. С ним граничит село Кирицы, ставшее известным благодаря располагающемуся там архитектурному шедевру — дворцу С. П. фон-Дервиза, в котором, как говорят местные жители, проходили съёмки любимого всеми кинофильма «Золушка».


Из этой статьи вы узнаете чем же еще знамениты эти старинные русские села. Прочтёте о местночтимом святом старце Никоне Сушкинском, о монастыре основанном его общиной, преподобномученице Варваре Сушкинской и о работе которая ведется в настоящее время представителями молодежного отдела Спасского Южного благочиния по восстановлению уничтоженного в богоборческие десятилетия монастыря и келии святого старца.


+++


Пример жития старца Никона Сушкинского является живым напоминанием о действии Промысла Божия в жизни каждого из нас. Напоминанием о том, что в любой момент Господь способен изменить привычную действительность любого человека, направив погибающую душу на путь Спасения.


Живя строгой подвижнической жизнью, старец получил от Господа дары прозорливости и исцеления больных. И в наши дни не прекращается помощь людям, возносящим свои молитвенные просьбы у могилы старца.


Никон Андреевич Щербаков родился в 1764 году в деревне Кирицы Спасского уезда Рязанской губернии, в семье православных родителей: фабричного мастерового Андрея Щербакова и его жены Евдокии.


Достигнув совершеннолетия, он вступил в брак с дочерью мастерового того же завода Татьяной Николаевной. Никон Андреевич занимался при Кирицком стекольном заводе столярной работой. Он был искусный и трудолюбивый мастер, а вместе с тем расторопный и честный человек. Поэтому владелец фабрики, немец Карл Иванович Генике, давал ему важные поручения, например, посылал его по торговым делам на Нижегородскую ярмарку.


Никон Андреевич был человеком энергичным, имел живой, прямодушный и горячий характер, часто любил повеселиться и выпить, жизнь его была далеко не безупречна.


Раз на масленице, на Прощеный день, Никон Андреевич пришел домой уже около полуночи, упал и подвергся небывалому у него припадку: с ним произошли конвульсии, судороги, трясение тела. Домашние не беспокоили его в таком состоянии и оставили на полу. Проспавшись, Никон Андреевич живо осознал опасность своего нравственного состояния и при помощи благодати Божией решился совсем изменить свою жизнь.


Он ушел из родного села и несколько лет странствовал по монастырям, встречался с подвижниками высокой духовной жизни и даже совершил паломничество в Иерусалим. Вернувшись домой, Никон Андреевич стал постоянным прихожанином Воскресенского храма села Сушки, выполнял различные послушания по церкви и своим духовным рвением снискал столь высокое уважение священника и прихожан, что был избран старостой прихода. Вскоре, по благословению, он совсем удалился от мира, полностью посвятив свою жизнь молитве и духовному деланию. С тех пор Никон Андреевич жил в небольшой земляной пещере, которую сам себе построил на высоком берегу реки неподалеку от Воскресенской церкви. Кроме того для смирения плоти он сделал себе из железных цепей тяжелые вериги, которые постоянно тайно носил под одеждой. Упражняясь в молитве и посте, Никон совершал также немало дел благотворительности, участвовал в благоукрашении храмов, помогая всем — нищим и богатым, убогим и больным. Так получив разрешение у владельца кирицкого кирпичного завода, Никон Сушкинский лично возил тачку нагруженную кирпичами за сорок километров в город Ряжск, где в то время шло строительство собора и была крайняя необходимость в строительных материалах. Его же стараниями и усердием была построена церковь в селе Кирицы. Она была освящена в 1843-ем году в честь Покрова Пресвятой Богородицы.


К благочестивому старцу за духовным наставлением приходило немало людей. Была среди них и будущая первая игуменья Сушкинского монастыря Прасковья Ивановна Шапошникова. Она с большим уважением относилась к старцу Никону, исполняла все возможные для нее послушания. Вместе с благочестивым человеком по имени Даниил, который постоянно жил при старце, она читала каноны, акафисты и Псалтирь во время продолжительного молитвенного правила, которое неукоснительно совершалось в келейной пещере старца утром, вечером и в полночь.


Незадолго до смерти Никон начал слепнуть, Прасковья Ивановна взяла на себя заботу о нем. Однажды они гуляли недалеко от кельи. Прасковья спросила: «Почему же, батюшка, это место не засажено деревьями?» Никон в ответ сказал ей: «На этом месте нужны будут строения. Когда Бог даст, здесь будет монастырь, ты в нем будешь игуменьей, а тут вот устроят ледник и просфорную келью».


Старец Никон мирно отошел ко Господу 28 декабря 1844 года. По свидетельству Прасковьи Ивановны лицо его в момент кончины озарилось светом. Он был погребен недалеко от своей кельи. Но и по смерти старца Господь продолжил совершать чудеса по его молитвам. Многие люди, приходившие к могилке Никона Сушкинского, получили исцеление, утешение и избавление от пагубных страстей.


+++


Прасковья Ивановна после смерти старца Никона стала жить в его келии. Постепенно рядом с ней стали селиться благочестивые девицы, преимущественно те, которые и прежде ходили к старцу Никону. В 1858 году по ходатайству святителя Гавриила (Городкова) архиепископа Рязанского и Зарайского, ныне прославленного в лике святых, получено было высочайшее разрешение на открытие Сушкинской Никоновской общины. Прасковья Ивановна приняла постриг с именем Фотиния. Постепенно были сделаны необходимые для общины постройки – каменные корпуса, ограда, колокольня. В 1870 году община была возведена в ранг монастыря 3-го класса, а монахиня Фотиния назначена его игуменьей.


Монастырь быстро разрастался, строились новые здания и уже вскоре он стал одним из важнейших духовно-просветительских центров Рязанской епархии. На территории монастыря было построено три храма. Первым в 1859 году был построен храм в честь Пресвятой Троицы, был он 33 сажен в длину. В 1864-м году в келии старца Никона Сушкинского был освящен храм в честь преподобномученика Никона Сицилийского, а в 1871-м году был построен двухэтажный каменный храм во имя преподобного Алексия, человека Божия. Кроме того, в монастыре были многочисленные хозяйственные постройки, двухэтажная гостиница для паломников, духовная школа. Увеличивалось и количество насельниц. Была среди них инокиня Варвара (Конкина), стяжавшая своей непоколебимой верой мученический венец святости.


+++


О мирской жизни преподобномученицы Варвары (в миру Варвары Ивановны Конкиной) известно немного. Родилась она в 1868 году в семье благочестивых крестьян села Сушки Ивана Матвеевича и Матроны Никитичны Конкиных. В 19 лет стала послушницей в Сушкинском Никоновском женском монастыре и не покидала обители вплоть до её закрытия в 1923 году. Согласно клировым ведомостям, инокиня Варвара несла в монастыре самые разнообразные послушания. В годы Первой мировой войны монахиня Варвара приняла на себя служение сестры милосердия, ухаживая за ранеными, которые находились в организованном при монастыре госпитале.


После закрытия монастыря матушка Варвара переехала в деревню Следово Ногинского района Московской области. В самой деревне церкви не было, и монахиня Варвара ходила в церковь во имя святого пророка Илии, расположенную в соседнем селе Мамонтово. Матушка не только посещала службы, но и оказывала посильную помощь по уборке и благоукрашению храма. Настоятель о. Александр Коринфский очень уважительно отзывался о монахине Варваре, видя ее искреннюю веру и кроткий нрав.


Сам отец Александр, будучи приходским священником, несколько раз находился под арестом за различные надуманные обвинения, но милостью Божией, всякий раз выходил на свободу. Однако, к 1937 году кровавый террор, творимый безбожниками, достиг своего апогея. По всей стране тысячи мирян и священнослужителей за одну лишь веру в Господа Иисуса Христа отправлялись в лагеря и тюрьмы, а порой и приговаривались к расстрелу.


В сентябре 1937 года священника Александра Коринфского, а также весь причт и трудящихся Ильинского храма села Мамонтова арестовали. Была среди них и матушка Варвара. В рамках уголовного дела о создании «контрреволюционной группы церковников», которой вменялось в вину «организация народного церковного пения и совместных трапез для народа», проходили священник, диакон, староста, председатель церковного совета и сторож церкви, два регента, певчие.


Следствие проведено было с грубейшими нарушениями законности: арест произведен без санкции прокурора, обвинительный акт никем не утвержден и не подписан. Матушку Варвару сначала держали в тюрьме города Ногинска, а затем перевезли в Московскую тюрьму №3. Из семерых подследственных двое «полностью признали свою вину», четверо — «частично»; одна монахиня Варвара не только не признала себя виновной, но вообще отказалась отвечать на вопросы следователя.


Все подсудимые «по делу Коринфского» были приговорены к десяти годам заключения и вскоре этапированы. Все, кроме монахини Варвары. В результате избиений и пыток матушку, которой к тому времени было уже за 70 лет, довели до такого состояния, что медицинская комиссия тюрьмы № 3 города Москвы признала её непригодной к труду. Это заключение было равноценно смертному приговору, безбожной власти были не нужны неработающие заключенные. 21 февраля 1938 года монахиня Варвара по тому же самому обвинению была вновь осуждена и приговорена к расстрелу.


5 апреля 1938 года монахиня Варвара на полигоне близ поселка Бутово взошла на свою Голгофу, она похоронена в общей безвестной могиле. Промыслительно, что казнь состоялась 5 апреля, когда Церковь празднует день памяти преподобномученика Никона Сицилийского. Этот день был днем Ангела основателя Сушкинского женского Никоновского монастыря старца Никона Сушкинского.


Определением Священного Си¬нода Русской Православной Церкви от 26 декабря 2006 года монахиня Варвара (Конкина) была причислена к лику святых по представлению от Рязанской епархии. Память преподобномученице совершается 23 марта / 5 апреля, в день мученической кончины и в Соборе новомучеников и исповедников Рос¬сийских XX века.


Годы безбожия тяжело отразились на жизни сел Сушки и Кирицы. Кирицкая церковь была закрыта, частично разрушена, в настоящее время в ней находится местный дом культуры.


Сушкинский Никоновский женский монастырь после закрытия в 1923 году был практически полностью разрушен, уничтожены все храмы, остались лишь несколько хозяйственных строений, на территории которых сейчас располагается летняя дача рязанского Дома ребенка.


Храм Воскресения Словущего села Сушки сохранился. Юридически он никогда не закрывался, но несколько лет в нем не проходили службы. По многочисленным просьбам верующих службы в нем были возобновлены. Но ни о каком возрождении поруганной обители нельзя было и подумать.


+++


Промыслом Божиим, в 2004-м году настоятелем Воскресенского храма стал протоирей Илия Коростелев, положивший начало восстановлению святынь, казалось бы навечно стертых с лица земли.


Об отце Илии хотелось рассказать особо. Когда-то митрополит Антоний Сурожский сказал «Нельзя уверовать в Бога, не увидев свет вечной жизни в глазах у другого человека». И насколько же радостно и благодатно, когда Господь устраивает встречу с таким человеком. К отцу Илии за духовным советом, утешением и наставлением приходят самые разные люди: простые сельские труженики и высокопоставленные чиновники, жители Рязанской области и других регионов нашей страны, но всегда и для всех батюшка находит необходимое пасторское слово. Так стараниями батюшки, объединенные общими молитвами, совместными трудами и праздничными трапезами многочисленные прихожане стали единой общиной, единой духовной семьей.


В 2005-м году постоянными прихожанами Воскресенского храма стали мои родители Николай Владимирович и Наталия Степановна Кузнецовы. Будучи историками по образованию, их очень заинтересовал рассказ батюшки Илии о старце Никоне и о разорённом монастыре. Тогда и возникла идея начать поисковые, а по возможности и восстановительные работы на месте келии старца. Однако задача оказалась не из легких. Местонахождение могилы старца Никона было хорошо известно местным жителям, отец Илия к тому времени уже предпринял все необходимое, чтобы привести ее в надлежащее состояние и благоукрасить. Но никто из местных жителей не помнил точно где находилась разрушенная келья. Немного информации удалось почерпнуть из дореволюционного издания книги протоиерея Симеона Соловьева «Жизнеописание старца-подвижника, пустынника Никона». По сведениям полученным из этой книги стало понятно, что келья находилась недалеко от могилки старца на берегу пруда, но точное месторасположения выяснить так и не удалось. Берег представлял собою непролазные заросли кустарника вперемешку с переплетенными стволами поваленных деревьев и кучами мусора. Однако, получив благословение отца Илии, мои родители решили все же начать поиски, выбрав наиболее подходящий по описанию участок.


Очень хорошо помню первый день этих работ, поскольку принял в них непосредственное участие. На тот момент, я будучи студентом, достаточно прохладно хотя и с уважением относился к Православию. Я воспринимал христианство больше как часть русской культурной традиции. Время от времени ездил с родителями в Сушки. Мне нравился храм, красота церковного богослужения, участливость и доброта батюшки.


Идея посвятить очередной выходной поездке в храм с последующими раскопками непонятно чего, особого энтузиазма не вызвала, но и отказывать в помощи родителям не хотелось, да и возможность поучаствовать в археологических раскопках также показалась заманчивой. Поэтому по окончании службы с лопатами наперевес мы влезли в дебри кустарника пытаясь хоть немного расчистить намеченный участок. После нескольких часов непрерывного труда, порядочно устав от жары, однообразной и скучной работы, ковыряя лопатой землю уже более для вида, я постепенно начал утверждаться в мысли, что никакой келии тут отродясь не было и что археология не такая интересная наука как казалась с утра и уж точно на нее не стоило тратить законный выходной. Через какое-то непродолжительное время эти мысли уже полностью завладели моим сознанием, и в сердцах воскликнув: «Да нет тут ничего, только время зря тратим», я с силой вогнал лопату в землю. Звон ударившейся о камень лопаты, ознаменовал находку остатков внешней стены келии старца Никона. Конечно, с этого момента работы пошли намного веселее.


К поисковым работам подключились многие прихожане храма. Обычно раскопки велись в выходные дни. Через какое-то время я начал брать с собою на раскопки друзей и знакомых. Так сформировалась молодежная часть общины Воскресенского храма села Сушки. Мы занимались раскопками, иногда выполняли какие-то работы в храме, участвовали в богослужениях, общались с батюшкой Илией и просто отдыхали от городских будней в сельской местности на берегу пруда. Думаю, это способствовала духовному возрастанию всех нас.


Отдельно хотелось бы поблагодарить за участие в раскопках Александра Сидорова, Алексея Горшкова, Михаила Камакина, Дмитрия Сычева, Артема Лавренова, Максима Алексеева, ребят из православного молодежного общества «Гранат» и всех остальных, кто принимал участие в этих работах.


За прошедшие с начала работ годы удалось расчистить территорию, найти часть фундамента, несколько сохранившихся стен, осколки керамических изделий, крестики, фрагменты фресок. По завершении работ на этом месте планируется начать возведение часовни. С этого года в раскопках принимают участие представители рязанского казачества. Также в настоящее время собираются материалы к прославлению старца Никона в лике святых.


.Помощник настоятеля по молодежной работе Воскресенского храма села Сушки Максим Кузнецов



 
Икона дня

Календарь

Ильинские чтение

ilyin chten2017

Учителю ОПК

opk

Сбор средств

pomoch

Карта

bannerkarta

Фотоальбом